19.04.2018

Квоты в зазеркалье

Сделать магнитно-резонансную, компьютерную томографию или рентген в частной клинике можно бесплатно по полису ОМС. В идеале это делает высокотехнологичную диагностику более доступной для горожан. Однако то, как распределяют государственные квоты между клиниками, наоборот, ограничивает доступность и качество высокотехнологичной медицинской помощи. Ярким примером тому может служить история медицинского диагностического центра «Энерго», многократного победителя нашего конкурса «Клиника года».

В конце прошлого года мы уже писали о том, какие искусственные ограничения и барьеры возникают на пути получения пациентами высокотехнологичных медицинских услуг («Игры без конкуренции», номер за декабрь 2017 года). С тех пор прошло четыре месяца. Активно, казалось бы, заработали механизмы новой территориальной программы ОМС на 2018 год. Но что изменилось на практике? Чтобы проверить это, мы снова встретились с директором медицинского диагностического центра «Энерго» Сергеем Скородумовым.

Сергей Львович Скородумов Фото: Александр ГЛУЗ

ЗАДАНИЕ ВЫПОЛНЕНО!

- Сергей Львович, какие квоты МДЦ «Энерго» получил в этом году?

- Давайте я начну с прошлогодних цифр, так нагляднее. Выделенная нам квота на 2017 год со всеми дополнениями (в конце года нам немного добавили) составила чуть более 30 миллионов рублей. А всего в прошлом году по программе ОМС мы освоили около 60 миллионов рублей на предоставление населению высокотехнологичных услуг. Речь шла об обследовании пациентов на магнитно-резонансных и компьютерных томографах. Но на 2018-й Комиссия по разработке территориальной программы ОМС выделяет нам всего… 14 миллионов рублей.

- То есть по сравнению с прошлым годом квоту клинике урезали более чем вдвое?

- Вот именно! А если мы сравним реальный объем выполненных нашими диагностами в 2017 году услуг по линии ОМС, то получится, что доступ пациентов к нам сократили более чем в четыре раза.

- Но разве такое бывает?

- Это беспрецедентное решение. До сих пор никому не уменьшали плановое задание в разы по сравнению с выделенным в предыдущем году объемом. Такое случилось только с нами, причем два раза подряд. В этом году годовое задание Комиссии по разработке территориальной программы ОМС мы полностью выполнили уже к 20 марта, ведь в нашем центре солидный диагностический потенциал: два современных аппарата МРТ и столько же КТ.

- Как вы думаете, в чем причина такой немилости?

- Видимо, в том, что мы не уподобляемся некоему страусу, который при любой проблеме трусливо прячет голову в песок. Стараемся публично, открыто и честно обсуждать острые темы, затрагивающие интересы наших пациентов. Кому-то, наверное, в высоких кабинетах здравоохранения это не очень нравится. Но ограничительные меры, которые применяют в отношении клиники в последние годы, в свою очередь не устраивают простых людей, доверяющих нашим врачам.

ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

- Ваши обращения к Комиссии по разработке территориальной программы ОМС, статьи в прессе так и не услышали?

- Мне иногда в голову приходят аналогии с зазеркальем. Это своего рода параллельная реальность той же нашей жизни. Если нормальный человек захочет туда войти, по своему желанию у него это не получится. Вход ему туда резко ограничен. В данном случае - квотами уже неоднократно упомянутой мной комиссии, а заодно и невнятной позицией территориального ФОМСа. Вот и получается: пациенты оказались в одной реальности, чиновники в другой.

Кстати, директор этого фонда, Александр Кужель, почти полгода одновременно исполнял обязанности руководителя комиссии, что было явным нарушением инструкций и нормативной базы. То есть, по сути, был и распределителем квот, и исполнителем решений их разработчика, что создавало хорошие условия для продвижения субъективных оценок и удобных выводов.

- Насколько нам известно, сейчас руководитель комиссии сменился.

- Да, закон все же восторжествовал. Комиссию наконец возглавил, как и положено, председатель городского Комитета по здравоохранению Михаил Дубина. Это вселяет слабую надежду на то, что планирование программы ОМС будет более логичным, что будет учтен человеческий фактор. А это значит, что критерии оценки клиник, участвующих в системе обязательного медстрахования, будут формироваться не с учетом личных или ведомственных приоритетов и вкусов, а в первую очередь на основе интересов петербуржцев. Мы на это надеемся, но планы квотирования на этот год уже вступили в силу и нами, например, уже выполнены.

У каждого пациента должен быть доступ к современным видам диагностики. Фото: Александр ГЛУЗ

ЗАРПЛАТА С ОТСРОЧКОЙ НА ПОЛТОРА ГОДА

- В рамках программы ОМС существует практика выплаты компенсаций по итогам года. Вы обслуживали всех пациентов с полисами ОМС, которых к вам направляли. Клиника получила что-то взамен затраченных средств?

- Получили 21 миллион рублей, что отнюдь не покрывало наших собственных расходов на эти цели. Повторюсь, общий объем полученных квот по итогам года едва превысил 30 миллионов рублей. Почти столько же придется взыскивать со страховых компаний еще в судебном порядке.

- Получается, свои деньги вы все-таки получите?

- А вот здесь опять начинается зазеркалье. С удовлетворением могу сказать, что мы выиграли у медицинских страховых компаний все иски по итогам 2016 года. Конечный результат нас вполне устраивает, чего не скажешь о сроках судопроизводства. Практика рассмотрения дел в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области по взысканию задолженности со страховых компаний показала: процесс возврата денег занимает реально полтора года. Судебные заседания то откладываются, то переносятся. А бывает, что судье надо еще подумать или получить дополнительные документы. Конца и края этому нет. В Москве по аналогичным делам судопроизводство проходит гораздо быстрее.

Поскольку иски к страховым компаниям за прошлый год невозможно подать ранее конца февраля следующего года, сейчас мы готовимся к очередным затяжным судебным проволочкам. Это мешает нормальному процессу развития клиники.

- В чем это выражается?

- Я не могу сказать врачам: «Мы заплатим вам за вашу ударную работу по диагностике пациентов с полисами ОМС через полтора года, когда выиграем суды». Не могу оплатить поставщику контраст для проведения магнитно-резонансной томографии через воосемнадцать месяцев после его получения. Они меня не поймут, ведь они свою работу сделали. Но это считают вполне нормальным в ведомстве, скажем, господина Кужеля. По крайней мере, заинтересованности в наших делах там не проявляют.

К слову, те члены Комиссии по разработке территориальной программы ОМС, что выступали за увеличение квот нашей клинике по итогам прошлого года (спасибо им за поддержку!), в новый состав этого органа уже не попали. В нынешнем составе комиссии официально вообще отсутствуют представители частных клиник. Зато появилась одна дама, которая, по нашим данным, имеет отношение к платной медицине. В комиссии она представляет некую автономную некоммерческую организацию. А коли так, то интересы частных клиник в органе по разработке и распределению квот ОМС могут оказаться мало кому интересны в принципе.

- К чему это может привести?

- Процесс вернется на круги своя. Вновь львиную долю квот станут отхватывать государственные медучреждения, больницы, наиболее крупные коммерческие сети. Снова будут надолго затягиваться нормативные сроки приема больных, в том числе с заболеваниями, требующими срочной диагностики. Одновременно люди будут рваться в такие высокотехнологичные, комфортные, не забитые до отказа очередями к диагностам клиники, как МДЦ «Энерго».

Центральное отделение клиники расположено в современном деловом комплексе. Фото: Александр ГЛУЗ

ПАЦИЕНТОВ БОЛЬШЕ - КВОТ МЕНЬШЕ

- В прошлом году вы принимали пациентов по ОМС даже после того, как выбрали квоты. А в этом как планируете поступать?

- Я не хотел об этом говорить, но ситуация, по нашему общему мнению, продолжает ухудшаться. В этом году каждую неделю по линии ОМС к нам поступает как минимум 500 заявок на высокотехнологичные обследования. Бывают дни, когда за сутки только от одной государственной поликлиники мы получаем 150 заявок на проведение такой современной диагностики. В целом по итогам 2018 года количество заявок на проведение МРТ и КТ-исследований будет в четыре раза больше, чем распределенная комиссией квота. Причем, судя по тенденции, поликлиники могли бы легко увеличить эту цифру в полтора раза. Такое ощущение, что людей некуда посылать, чтобы сделать томографию. И уж тем более соблюсти сроки таких обследований, которые составляют до 30 дней с моменты выдачи пациенту направления.

Если мы будем, как и в прошлом году, безотказно принимать всех граждан, то просто разоримся. Нельзя частной медицине работать на голом энтузиазме и с верой в справедливость и логику распорядителей бюджетных средств, которая пока что не очень просматривается.

Поэтому приходится принимать пациентов, которых мы относим к категории, требующей достаточно оперативных мер диагностики. Они в приоритете. Обычным пациентам объясняем ситуацию с урезанными для клиники квотами. А если бы принимали всех граждан, то превратились бы из медицинского центра в юридическую контору, не вылезающую из залов судебных заседаний.

- Почему магнитно-резонансная и компьютерная томография стала так востребована, но при этом усиливается негативный тренд в сфере реализации программы ОМС в сегменте частных клиник?

- Причин несколько. Прежде всего жители реально осознали, что могут бесплатно получить дорогостоящие услуги по полисам ОМС. Возник всплеск спроса, который Комиссия по разработке территориальной программы ОМС просто не учла. Планировали как хотели, а получилось как всегда. При составлении планов, похоже, отсутствовало обоснованное прогнозирование тенденций спроса. Несбалансированность распределения квот по клиникам добавила масла в огонь.

Получилось то, что получилось. Президент страны ставит задачу значительно улучшить доступность медицинских услуг и увеличить продолжительность жизни, а пациенты в городе мечутся, где бы быстро и качественно обследоваться на МРТ и КТ. Вот такая, как говорил один известный государственный деятель, загогулина получается…

Один из аппаратов магнитно-резонансной томографии клиники «Энерго». Фото: Александр ГЛУЗ

ВАЖНО!

Это должен знать каждый петербуржец

Если у вас есть проблемы с лечением по линии ОМС, не устраивает врач, не назначаются необходимые для вашего заболевания обследования, в том числе с применением магнитно-резонансной или компьютерной томографии, то в первую очередь необходимо обратиться в страховую компанию, которая вам выдала полис ОМС. Номер телефона вы найдете на своем страховом полисе.

Пытаются отказать? Помните, по закону страховая медицинская компания обязана вам помочь. Согласно пункту 14 (подпункт «в») Порядка, утвержденного Приказом ФФОМС от 01.12.2010 № 230, «пациент или его представитель имеет право подать жалобу в СМО относительно доступности медицинской помощи в медицинской организации с требованием провести по этой жалобе целевую медико-экономическую экспертизу». Так что страховая медицинская организация должна рассмотреть вашу жалобу и провести соответствующую экспертизу.

Цифровой рентген помогает уточнить анализ специалистов по МРТ. Фото: Александр ГЛУЗ

А В ЭТО ВРЕМЯ

Вместо помощи - бездействие

- Что в сложившейся ситуации вы бы предложили сделать? Есть идеи?

- Конечно есть! Мы написали письмо в Ассоциацию частных клиник Санкт-Петербурга, в которую входит МДЦ «Энерго». Предложили руководству собрать для серьезного разговора все заинтересованные стороны: представителей Комитета по здравоохранению, территориального ФОМCа, Комиссии по разработке территориальной программы ОМС, страховых компаний, ряда частных клиник. Надо выработать совместные механизмы эффективного предоставления услуг по линии ОМС. Не тянуть одеяло в свою сторону, а учесть интересы всех участников процесса. Надо научиться работать слаженно, на благо здоровья людей.

- И что вам ответили из ассоциации?

- Ассоциация безмолвствует… Ну что прикажете делать? Идти под видом журналиста, как сделал энергичный предприниматель из Мурманска, на очередную пресс-конференцию к Владимиру Владимировичу Путину и ставить эти вопросы там?

- Может, вам напрямую обратиться в страховые компании для налаживания отношений?

- Это особый вопрос. Нас мучили придирчивыми проверками представители почти всех страховых компаний. Но, конечно, больше всех отличилась страховая медицинская компания «Росгосстрах», которая проверила практически под микроскопом около 800 медицинских карт пациентов, сделавших МРТ и КТ-исследования в прошлом году. В результате гора родила мышь. Нашли незначительные огрехи в оформлении нескольких бумаг. Причем несколько претензий страхового бизнеса отверг даже наш ТФОМС. Мы подумали было: вот сейчас, убедившись, что мы грамотно ведем документацию, качественно обслуживаем людей, страховщики наконец-то заплатят нам деньги за своих клиентов, которых мы лечили.

- Заплатили?

- Не тут-то было! Проверку мы выдержали. Никаких денег не получили. Более того, юристы страховых компаний готовы уморить нас в судах порой за суммы, которые здесь даже упоминать смешно. Взяв на себя роль посредников в перекачивании денег граждан, страховщики забыли о своей главной функции: содействовать людям в получении качественных медуслуг.

Недавно спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко публично назвала страховые структуры в медицине «прокладками», перекачивающими деньги граждан, весьма резко оценила их неэффективность. Сейчас на самом верху, с участием Минфина и Центробанка РФ, обсуждается реформа обязательного медицинского страхования. Попросту говоря, ОМС надо выводить из бюрократического тупика и заставить служить людям.



Автор:  Комсомольская правда, 19.04.18